Increase font size Default font size Decrease font size Narrow screen resolution Wide screen resolution Auto adjust screen size
OOPS. Your Flash player is missing or outdated.Click here to update your player so you can see this content.
You are here : Главная arrow Публицистика arrow ПРАЗДНИК ТАНЦА...
ПРАЗДНИК ТАНЦА... Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Написал Administrator   
23.02.2009
ПРАЗДНИК ТАНЦА, который состоялся, 
  несмотря ни на что…


- Ты узнаешь меня? – спросила мать.
Манкурт отрицательно покачал головой.
- А как тебя звать?
- Манкурт, - ответил он.
- Это тебя теперь так зовут. А прежнее имя свое помнишь? Вспомни свое настоящее имя.

Манкурт молчал. Мать видела, что он пытался вспомнить, на переносице от напряжения выступили крупные капли пота и глаза заволоклись дрожащим туманом. Но перед ним возникла, должно, глухая непроницаемая стена, и он не мог ее преодолеть.
- А как звали твоего отца? А сам ты кто, откуда родом? Где ты родился, хоть знаешь?
  Нет, он ничего не помнил и ничего не знал.
- Что они сделали с тобой! – прошептала мать, и опять губы ее запрыгали помимо воли, и, задыхаясь, от обиды, гнева и горя, она снова стала всхлипывать, тщетно пытаясь унять себя. Горести матери никак не трогали манкурта.
- Можно отнять землю, можно отнять богатство, можно отнять и жизнь, - проговорила она вслух, - но кто придумал, кто смеет покушаться на память человека?! О Господи, как внушил ты такое людям? Разве мало зла на земле и без этого?..
  И тогда начала она свой плач… И тогда вырвались из души ее причитания, долгие безутешные вопли среди безмолвных бескрайних сарозеков…
  Но ничто не трогало сына ее, манкурта…*  


  «Это не праздник Танца, это праздник Мира на всем Кавказе!» - торжественно, хорошо поставленным голосом объявила со сцены ведущая, когда в роскошном концертном зале зритель, занял свое место, уверенный, что пришел, согласно заявленному на афише, как раз на праздник Танца. «Нам делить нечего: все мы братья от Адама и Евы!..» - в тон ей с пафосом заявил ведущий (по совместительству – министр культуры ЧР), как будто только вчера закончилась затяжная кровавая война между чеченцами, осетинами и балкарцами – участниками праздника.  
  Уже готовая провалиться сквозь кресла за свое невежество, услышала, что, оказывается, не война закончилась, а «ровно 18 лет назад на этой самой сцене последний раз выступали вместе» «Вайнах» с «Аланией»… О такой «круглой» дате вряд ли кто в зале слышал, кроме самого министра. Это был серьезный повод, из-за которого все прочие даты были просто Ничто! Ну и что, что Берия уже окружает Чечню студебеккерами и выдвигает из тупиков телячьи вагоны?.. Подумаешь, - Гвишиани подбирает конюшню, заготавливает канистры с бензином и солому!.. Ну и что, что расквартированные по чеченским домам красноармейцы пришли в боевую готовность?.. У нас еще есть целый день – 22 февраля, чтобы успеть сплясать!!! Поминать жертвы Хайбаха и семьдесят процентов погибших в депортации будем 23-го! Жертвоприношение в этот день все спишет!? И потому все внимание – на сцену: балкарский народный ансамбль танца открывает праздник… (Они в более выигрышном положении – до дня выселения балкарского народа остается 15 дней! А значит, Москва с Нальчиком обмениваются пока только телеграммами…) «Плавный» танец осетинского ансамбля сорвал первые овации: хореографический рисунок изящных фигурок в красивых костюмах и плавные движения артистов завораживали. Так могут танцевать только те, кому в затылок не дышат жертвы геноцида! 
  «Обладатели высшей государственной награды королевства Иордании… государственный ансамбль танца Чеченской Республики «Вайнах!» - разлетелось по залу из-за кулис. Зал дружно откликнулся. На сцену высыпали юноши. Искрометные движения, эмоции через край: дикая дивизия, обрушившаяся лавиной на германскую «железную дивизию», - не меньше. Но и не больше. Хореографии нет, а значит, нет танца… Только настроение. Только чувства. Желание любой ценой закрыть собой отсутствие у ансамбля художественного руководителя и балетмейстера, владеющих Школой Танца! Глядя на этот отчаянный танец, видишь только амбразуру. И хочется, чтобы пришла помощь. И она идет… на сцену выходят девушки. Не выплывают, а выходят. В розовых подобиях гIабли, с азиатским кроем и орнаментом, поверх платья из золотой парчи, они выглядели умирающими уточками, в крыльях которых нет жизни, и в груди которых не осталось чувств. И молодежь из зала, с гиканьем и свистом, пыталась помочь этим отчаянным юношам разбудить это сонное царство. Сменялись танцы и республики, но для нас это ничего уже не меняло. Героический танец осетин «Орлиное племя» прошел под овации зала. (Удивительное дело: у грузин никогда не было абреков, а знаменитую книгу о Дато Туташхия, прототипом которого был наш Зелимхан Харачоевский, написал грузин Чабуа Амираджиби; у осетин не было такой героической истории, как у нас, чеченцев, а героические саги в танцах ставят осетины! Браво!!!) Балкарский обрядовый танец показал их девушек во всей красе. Красивые костюмы, легкие красивые движения… Но «аланы» в роскошных боевых нарядах, с щитами и мечами, в очередной героической композиции вышли победителями. Поклоны воинов в конце танца - союз достоинства и красоты!.. Нужно было быть отчаянно смелыми людьми, чтобы выйти после такого яркого зрелищного танца на сцену. Ими оказались наши девушки с «вайнахским праздничным танцем», хореография которого тщательно скрывалась от зрителя. В ингушских головных уборах, в костюмах с нелепым сочетанием цветов, они потратили свое сценическое время без куража, без внутреннего нерва, с блуждающими по сцене взглядами, будто надеялись, что их досрочно отзовут. Но юноши не могли их спасти… Впрочем, как и министр культуры, который в гордом одиночестве** занимал два правительственных ряда в зале. 

  И тогда решила Найман-Ана не расспросами, а внушением попытаться дать ему узнать, кто он есть. 
- Твое имя Жоламан. Ты слышишь? Ты – Жоламан. А отца твоего звали Доненбай. Разве ты не помнишь отца? Ведь он тебя с детства учил стрелять из лука. А я твоя мать. А ты мой сын. Ты из племени найманов, понял? Ты найман…
  Все, что она говорила ему, он выслушал с полным отсутствием интереса к ее словам, как будто бы речь шла ни о чем. Так же он слушал, наверное, стрекот кузнечика в траве.
  И тогда Найман-Ана спросила сына-манкурта:
- А что было до того, как ты пришел сюда?
- Ничего не было, - сказал он.
- Ночь была или день?
- Ничего не было, - сказал он…
- Дай я посмотрю, что они сделали с твоей головой, - потянулась Найман-Ана.
  Манкурт резко отпрянул…


  Очень интересных девушек из Балкарии в выразительных костюмах, сшитых специально для танца «Индербай», сменили наши, в очередной раз продемонстрировав верх безвкусицы в нарядах: голубые гIабли поверх платьев из серебристой парчи. Если бы не белые шифоны, накинутые на головы, никто бы в них не заподозрил чеченок. «Это наш танец? - спорили женщины в зале, - да нет же, это ингушский танец…». Ни царственной осанки, ни горделивой стати девушек легендарного «Вайнах» советской эпохи – предмета зависти русских девушек из не менее легендарного ансамбля «Березка»! Осетинский девичий танец вновь сорвал овации. В белоснежных национальных нарядах, подчеркивающих точеные фигурки, девушки, словно белые лебеди, плыли по сцене, создавая безупречный танцевальный рисунок за рисунком. И зритель находился в плену этой магии танца, которой с самого начала обволакивали зал представители Осетии. Карачаево-черкесский танец балкарцев был лучшим их номером и по костюмам, и по композиции, и по хореографии из всех их танцев. Осетинские «игры чабанов» - зрелищное, полное сочного юмора, настоящее массовое действо во время народных празднеств. Чудеса акробатических и хореографических этюдов с национальным колоритом, а не классическим, придавали особый вкус и аромат происходящему. Оставалось вдохнуть в себя аромат горных пастбищ и запах жареного шашлыка, настолько вкусно это было сделано. 
  «Под небом Вайнахов!» - торжественно донеслось из-за кулис. «Наконец-то! Героическая баллада? Сага?.. Кому еще, как не нам, рассказывать хотя бы языком танца свои воинственные истории?» - мелькнуло в мыслях в ожидании самого массового коллектива. Но на сцену вышли девушки. Большие национальные кувшины, бока которых так сверкали в огнях софитов, своей активностью буквально задавили своих хозяек. И слава Богу! Потому что в зеленых гIабли и таких же плотных зеленых головных уборах, повязанных по-грузински, они никак не воспринимались под небом Вайнахов. 
    Оказалось, что это жалкая попытка повторить легендарный танец советского ансамбля, в котором две враждующие стороны примиряла женщина, обнажив голову. Платок ее – непременный атрибут чеченки - брошенный в самую гущу непримиримых сторон, в ту же минуту, согласно древнему обычаю, останавливал войну: главным для мужчин оказывалась честь женщины – не имевшей права появляться на людях с непокрытой головой. Серьезный замысел был сведен солисткой танца к детской игре про обычаи, когда она, подбежав к двум воинам, кинула свой платок к их ногам и застыла довольная, как хулиганка, досадившая мальчишкам в песочнице. Когда же мужчины вернули ей платок, она торжествующе подняла его над головой, готовая запрыгать на месте: «Вы видели? Это все я!..» Для взрослой женщины - глупая выходка, для ребенка – опасная игра, а для танцовщицы – бездарность. Непростительная. Но художественному руководителю ансамбля, по совместительству – министру культуры – похоже, танец понравился: глядя на сцену, он улыбался...

- Жоламан! Жоламан! Здравствуй!
  Сын оглянулся, мать вскрикнула от радости, но тут же поняла, что он отозвался просто на голос.
  Снова пыталась Найман-Ана пробудить в сыне отнятую память.
- Вспомни, как тебя зовут, вспомни свое имя! – умоляла и убеждала она.- Твой отец Доненбай, ты разве не знаешь? А твое имя не Манкурт, а Жоламан. Мы назвали тебя так потому, что ты родился в пути при большом кочевье найманов. И когда ты родился, мы сделали там стоянку на три дня. Три дня был пир...
  Но она билась в наглухо закрытую дверь…


  «Спасибо Кадырову, президенту Чеченской Республики, за все, что мы увидели здесь, - поблагодарил за всех представителей из Осетии руководитель группы и преподнес в дар чеченцам картину Махмуда Эсамбаева, работы местного художника, который писал ее, собирая в ладонь кровь со своей изувеченной руки. Дважды слив ее в банку, на третий раз он понял, что только она и может послужить фоном этой картины, и вылил ее на картину.  
Были желающие приобрести картину, было искушение подарить ее высоким гостям Республики, но картина оставалась у ее обладателей, пока они не приняли твердое решение: «Эта картина может находиться только в Чеченской Республике!»
  «Мы были покорены, приехав в Грозный. Это чудо! Такую масштабную стройку я видел только в Астане!..» - выразил свое восхищение чеченским народом и ее президентом руководитель ансамбля из Кабардино-Балкарии и передал в подарок Р. Кадырову папаху - как настоящему мужчине!..
  «Мира вам, мы вас любим!» - от души пожелала и выразила свои чувства к чеченцам, добросовестно отработавшая в гостях в роли ведущей, осетинка Зарина Батаева. 
  Весь концерт в глубине сцены, на подмостках, играли по очереди три оркестра народных инструментов. Балкарские музыканты были в национальной одежде, осетинские – в концертных костюмах, но в национальным стиле. И были третьи музыканты. В ярко-красных рубахах навыпуск, подпоясанных ремнем, - совсем в стиле косовороток русских мужиков. Они весь концерт работали на наш ансамбль «Вайнах». Кто они были по нации, судить не берусь. Но спасибо им уже за то, что были не в лаптях и без алого цветка за ухом…
  Праздник Танца состоялся. Несмотря на то, что 21-е число было красным днем календаря, подаренное российской армии российским государством за ее великие заслуги перед Родиной... Правопреемница Советского Союза, Россия взяла на себя не только ее обширную собственность, но и ее великие преступления перед народами… Наверное, поэтому к 23 февраля, она прибавила родной армии два предшествующих дня, о чем оповещали все средства массовой информации…
  Праздник Танца состоялся, несмотря на то, что на чеченском государственном Радио были отменены все увеселительные передачи в память о жертвах Хайбаха, заживо сожженных в конюшне имени Берия… в память о жертвах тотального выселения...
  Надо понимать, что организаторы Праздника спешили отплясать 21-го в Чечне, чтобы успеть в Кабардино-Балкарию к 8 марта! «Сколько можно жить прошлым? Сколько можно плакать по убиенным?!» - спросите у жертв Холокоста, Хатыни, Бабьего яра… Может, евреи сокрушат, наконец, свою Стену плача и станцуют в день памяти Жертв фашизма?! А 9 мая на Красной площади в Москве пройдет парад танцевальных коллективов страны!!! Главное, начало положено. Пусть помнит и плачет тот, у кого память злая, т.е. - злопамятный. И Он плакал. Т.е. – Оно. Небо. Оно плакало в этот день за всех нас… потерявших память.

- Жоламан! Где ты? Это я, твоя мать! Где ты?
  И, озираясь по сторонам в беспокойстве, не заметила она, что сын ее, манкурт, прячась в тени верблюда, уже изготовился с колена, целясь натянутой на тетиве стрелой. Отсвет солнца мешал ему, и он ждал удобного момента для выстрела.
  Жоламан! Сын мой! – звала Найман-Ана, боясь, что с ним что-то случилось. Повернулась в седле. – Не стреляй! – успела вскрикнуть она и только было понукнула белую верблюдицу Акмаю, чтобы развернуться лицом, но стрела коротко свистнула, вонзаясь в левый бок под руку.
  То был смертельный удар. Найман-Ана наклонилась и стала медленно падать, цепляясь за шею верблюдицы. Но прежде упал с головы ее белый платок, который превратился в воздухе в птицу и полетел с криком: «Вспомни, чей ты? Чей ты? Как твое имя? Имя? Твой отец Доненбай! Доненбай! Доненбай! Доненбай, Доненбай!...»  

- Как твое имя?.. Чей ты? Кто ты? Ты, благословивший спектакль о «рыцаре кавказских гор» - Ермолове, сплясавший на пепелище сожженных заживо в Хайбахе, на костях погибших от голода и холода в казахских и киргизских степях?.. Чей ты? Кто ты? Как зовут твоего отца?..

* Чингиз Айтматов. И дольше века длится день…
** Так и не дождавшись вип-персон из высоких чиновничьих кабинетов ЧР, организаторы праздника начали концерт с опозданием на 30 минут. 
                                                                                                                                    Марьям Вахидова.                                                                                                                                 22 февраля 2009.

= Материал находится и на страницах Гостевой книги газеты "Северный Кавказ".


Просмотров: 4987

  Коментарии (1)
Написал(а) Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script , в 01:31 28.10.2009
Poka giwa Chechnja; narod ee pamjatj sohranit.W ljubom ugolke mira, nastojaschie Chechenzju giwju lischj mjuslami o NEJ.Tradizii swjato chtjat,a tebe,rodnaja, spasibo za napominanie...

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Последнее обновление ( 18.04.2009 )
 
< Пред.   След. >

Видео

М. Лермонтов. Тайна рождения поэта. ч.1
М. Лермонтов. Тайна рождения поэта. ч.2
М. Лермонтов. Тайна рождения поэта. ч.3
М. Лермонтов. Тайна рождения поэта. ч.4
М. Лермонтов. Тайна рождения поэта. ч.5