ЗАТЯНУВШАЯСЯ ВСТРЕЧА...
Написал sibrall   
30.11.2008
  или Истина где-то рядом… 
  
  Эта встреча должна была произойти раньше, уверена, так хотела Судьба, но вмешивался Случай, и она откладывалась. В 2003 году был первый телефонный звонок:   - Это я – Ибрагим! Только что прочитал у Руслана Ахтаханова твоего Толстого. Ты хоть пони-маешь, что ты сделала? Он действительно чеченского происхождения? Ты же революцию свершила! 
  - Если восстановление справедливости есть революция, значит, это революция! – ответила я профессору и академику Алироеву тоном, не терпящим никакой иронии по этому поводу. 
  - А ты знаешь, что Лермонтов тоже чеченец? – расхохотался Ибрагим, рассчитывая на адекватную ответную реакцию.
  - Я могу Вам назвать даже имя его настоящего отца, – не поддержала я ироничный тон профессора. 
  - Ты это серьезно? – тут же отбросил профессор переполнявшие его эмоции и добавил, - тогда ты должна знать одну историю. Я-то до сих пор считал, что это был пьяный бред Ираклия Андроникова…
  И профессор Алироев рассказал мне о своей встрече с Ираклием Андрониковым, которая произошла почти полвека назад.
                                                                                    * * *
  Осень 1959 года в жизни молодого декана историко-филологического факультета Ибрагима Алироева была знаковой, но, к сожалению, не стала эпохальной. Этой осенью в очередной раз в Грозный приехал известный советский лермонтовед Ираклий Андроников, которого Ибрагим встречал в аэропорту вместе с ученым другом гостя доцентом Борисом Виноградовым. 
  Московский гость на этот раз приехал посетить лермонтовские места в Чечне: Лермонтово, Валерик, Ичкерию, Сулак... Борис Виноградов не просто провез его по этим памятным местам, но оказал ему истинное вайнахское гостеприимство. Ираклий Лаурсабович, всем винам предпочи-тавший кахетинское, явно перебрал его к вечеру, и молодому, но уже маститому ученому Ибра-гиму было поручено доставить его в гостиницу «Кавказ». Андроников был среднего роста, плот-ного телосложения и с большим грузинским носом. Высокому статному чеченцу не стоило труда дотащить гостя до его номера в гостинице, но, помогая ему лечь в кровать, Ибрагим услышал до-вольно странное и нелицеприятное:
- Если б ты знал, как я ненавижу ваш народ! Вы меня не только отца лишили, но отняли у меня Лермонтова! 
- Что значит, отняли Лермонтова? – рассмеялся Ибрагим. О том, что люди Зелимхана Харачоев-ского в 1910 году убили Л. Андроникова, по долгу службы гонявшимся в горах за знаменитым аб-реком, знали почти все образованные чеченцы. Но причем тут был Лермонтов, погибший не по вине чеченцев?
- Он ведь был наполовину чеченцем! – страдальчески выдавил Ираклий.
  Ибрагим - филолог, впитавший в себя на студенческой скамье советское лермонтоведение, от-несся к услышанному с иронией и юмором:
- Лермонтов - чеченец?
- Это все она – бабушка поэта! – плакал Ираклий – узнала, что 17-летняя дочь ждет ребенка, и увезла ее из Чечни! Как я ненавижу вас, чеченцев! Я с двух лет вырос без отца по вине вашего на-рода, а теперь вот вы и Лермонтова моего забрали!
- Ладно, ладно, ложитесь! Завтра поговорим обо всем, - уложил Ибрагим изрядно выпившего Ираклия, постоянно сморкавшегося и сплевывавшего себе под ноги. Ему неприятно было видеть именитого гостя в таком состоянии, и он поспешил удалиться. На следующее утро, приехав в гос-тиницу, Ибрагим с порога весело крикнул:
- Это на какую половину Лермонтов чеченец?
- И много я вчера наговорил? - Подскочил Ираклий, как ошпаренный, - Я один знаю тайну рожде-ния Лермонтова, но никогда об этом не напишу! Там наверху мне уже один раз сказали: «Доко-пался? Теперь забудь!» Я забыл. И ты забудь! - категорично отрезал он. 
  Ибрагим посчитал, что Андроников продолжает его разыгрывать, и разозлился. Одно дело слушать «пьяный бред», и совсем другое дело, когда тебя на трезвую голову держат за дурака. За всю свою долгую жизнь Ибрагим ни разу всерьез не вспоминал об этом разговоре. 
                                                                                          * * *
  С тех пор прошло почти полвека. Двадцатипятилетний декан историко-филологического фа-культета ЧИГПИ стал доктором филологических наук, доктором исторических наук, ведущим на-учным сотрудником института языкознания, заслуженным деятелем науки РСФСР, академиком АЕНРФ и вновь услышал о тайне происхождения великого русского поэта. Он был настолько обескуражен, и решил хотя бы таким образом оказаться полезным. Он рассказал мне об этой встрече, которая произошла в его жизни той осенью, когда я только появилась на свет. 
  Тайна рождения поэта могла умереть вместе с Ираклием Андрониковым, но в эту тайну уже был посвящен Ибрагим Алироев, который, совершенно случайно зайдя в Современную Гумани-тарную Академию в Москве, прочитал мою статью о Л. Н. Толстом, написанную для большого проекта Р. Ахтаханова «Чеченский след». «Чеченский след» затерялся среди других грандиозных проектов автора, но именно он связал 1959-й год с 2003-м. И в этой точке пересечения времен ока-залось завершенным мое исследование по Лермонтову, подтверждающее, что трагедия Ираклия Андроникова как лермонтоведа имела под собой самую реальную почву. 
  В конце октября этого года мы встретились с Ибрагимом в Грозном, чтобы вновь вспомнить пребывание Андроникова на нашей земле. Истина была уже тогда рядом, но понадобилась эта затянувшаяся встреча...* 
Марьям Вахидова.
27 октября. 2007.

* В ж. «Вайнах» (№1-4, 2008 г.) и «Сибирские огни» (№ 9, 10) читайте статью «Тайна рождения поэта».
Просмотров: 5602

  Ваш коментарий будет первым

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Последнее обновление ( 04.09.2009 )